Политика 2

Отношения между игроками будем рассматривать как математическую модель в теории игр
В общем теория игр в политике можно рассматривать как математический способ расчитать лучшую стратегию на данный момент, которая принесет наибольшие бонусы и в конечном итоге приведет к выигрышу. Данная теория позволяет учитывать множество факторов и на основе логически взвешенных выводов принимать оптимальные решения. Лучше довериться науке и математическим расчетам, чем  интуиции, расположению звезд и прочим пророчествам.

Пример игры. Например 2 партии имеют компромат друг на друга. Каждая партия не знает как распорядится этим другая.Если  каждый игрок сдаст другого в надежде что последний промолчит, то может одержать победу. Но если скинут компромат друг на друга обе партии, то проиграют ,если промолчат оба, частично выиграют распределив голоса между собой.Логично получить частиный выигрыш, чем полный провал. А в некорорых случаях даже лучше создать коалицию (теория корпоративных игр). Теория игр на примере тех кто хочет одержать победу любой ценой помогает определить социапатов, думающих только о своем выигрыше и делитантов в политике, лишенных чести и математически показывает к каким результат это приводит.Люди, делающие расчеты интуитивно, считают, что лучше поступить некрасиво, потому что это приведет к более быстрой победе независимо от того, как поступит другой игрок. Технически это правильно, но только если он недальновидный человек, потому что во многих случаях ( подтверждают даже расчеты) хранить молчание или говорить частичную правду и делить голоса (бонусы) между собой является более выгрышной стратегией.
Пример 2 под названием -  Доминирующая стратегия. Часто применяется в политике и выглядит так что действия кандидата(партии) самые выигрышные независимо от того что делают другие. А игнорирование действительности, свойственное этому методу заставляют его выглядет супер-просто. Но в реальности большинство игр в политике не имеют строго доминирующих стратегий - тогда все партии и кандидаты предлагали бы одно и тоже. Так что если кто-то говорит, что только его (их)  стратегия единственно правильная и не имеет альтернатив, то это также выдает лжецов или дилетантов.
Игры интереснее, когда у них нет строго доминирующей стратегии. Например партия1 делает упор на повышении зарплат  или пенсий, а у партии 2 доминирующая стратегия- поднятие малого и среднего бизнеса но обе партии обьеденены в коалицию. Таким образом, схема их выигрыша - каждая должна делать то что обещала, наименьшее значение- делать то что обещала другая партия, уступая коалиционным требованиям и ноль - не делать ничего.
Многие в политике предпочитают упрямо балансировать на грани войны и  не смотря ни на что продолжать делать свое, предполагая что другие обязаны подстраиваться под них (что обычно характерно для правящей партии, думающей что у них высокие рейтинги). Такие упрощенные примеры, которые здесь приведены как раз и позволяют выявить глупцов.

Современная теория игр распадается на два относительно независимых раздела — это теория некооперативных (бескоалиционных) игр и теория кооперативных (коалиционных) игр. В некооперативных играх основным предметом изучения является ответ на вопрос, что нужно делать игрокам, какие стратегии применять, чтобы достичь некоторого желаемого (равновесного, устойчивого) состояния. Именно поэтому некооперативные игры также называют стратегическими.

В отличие от них в кооперативных играх на первом месте стоят проблемы и закономерности возникновения коалиций игроков. Данные проблемы рассматриваются в разрезе последующего распределения выигрыша (полезности) коалиции между ее участниками. При этом предполагается, что если коалиция возникла, то ей известно, что следует делать, чтобы гарантированно получить свой выигрыш.

Таким образом получается, что если рассматривать всех актов политической сцены в игре под названием "политика" как отдельные элементы игры, преследующие свои (единные для всех участников) цели, то получаем некооперативную игру, но если рассматривать уже их обьединения в союзы(коолиции) и распределение благ внутри каждой, то получаем кооперативную игру.


Теорию игр придумали венгерский математик Джон фон Нейман и немецкий экономист Оскар Моргенштерн, которые в конце 1930-х годов переехали в США. Они встретились в Институте перспективных исследований Принстонского университета в 1940-х годах и написали книгу «Теория игр и экономическое поведение» (1944). Книга была переиздана в 1947 и в 1953 годах. В своей книге фон Нейман и Моргенштерн смоделировали упрощенную версию покера и проанализировали оптимальные стратегии, которые выбирают игроки. Теория игр предлагает структуру принятия решений и в условиях конфликта, и в условиях сотрудничества для игр, в которых два игрока или более. Другие ученые также внесли немалый вклад в развитие теории игр. Среди них — Джон Нэш, который знаменит благодаря равновесию Нэша, и несколько математиков и экономистов, которые в разное время получили Нобелевскую премию по экономике за свои труды.
Игра — это ситуация, в которой есть взаимозависимость между участниками или игроками. Если есть два игрока, то, что делает один, зависит от того, что делает другой игрок, а то, что делает другой игрок, зависит от того, что делаете впервый. И результат зависит от выбора обоих игроков. Но на политической арене всегда игроков намного больше. В таком случае как в теории игрр так и в реальности игроки чаще всего объединяются в коалиции.Участники как в отдельности, так и коалициями  выбирают стратегии, основываясь на результате. Один участник выбирает стратегию, которая, по его (их) мнению, для него выгодна, и другой делает то же самое. И никто из игроков не выиграет, если отступит от своей стратегии. Это называется «равновесный исход».
Стратегии игроков бывают явными, такими как насущные интересы разных слоев общества, программы кандидатов на выборах и концепции политических партий и т.д.  и скрытыми, которые необходимо учитывать, потому что они обязательно будут присутствовать в игре на политической арене.

Но теория игр — это анализ и расчет не только  выбора оптимальных стратегий, но она также учитываетт.н.  оценку выгоды. Выгодой могут быть деньги, но, кроме того, она должна включать другие вещи, которых могут желать игроки (престиж, слава, моральное удовлетворение  и др..). Вопрос о справедливости часто поднимается не только в жизни, но  и и политике, поэтому включена  как парамтр  в теории игр. Кто на данный момент лучший из кандидатов, какое распределение полномолчий и благ справедливо по отношению ко всем игрокам? Как правило, это компромисс к которому нужно стремиться, компромиссв котом  игроки будут удовлетворены исходом. Эта часть теории игр называется «кооперативная игра".

».
В некооперативной игре игроки просто выбирают хорошие и плохие стратегии.
Джон Нэш обозначил это различие между  разными подходами в своих ранних статьях в 1950-х годах. Во второй половине ХХ века также сильно развивалась некооперативная теория игр, в которой игроки ищут оптимальные стабильные стратегии, ведущие к равновесному исходу

Концепцию Джона Нэша в политике можно  трактовать как возможность установления между участниками игры так называемого как обязательного, так и т.н. необязательного соглашения о действиях сообща, которые в каждый отдельный момент времени устанавливается как между правящей политической верхушкой и остальными участниками игры на политической арене, так и между участниками отдельных политических групп. Но слабое место такой концепции применения теории равновесия заключается именно в трактовке слова “необязательное соглашение”. Данное определение подразумевает формат отношений между игроками с точки зрения “пока никто не нарушил договор, у меня нет оснований его нарушать”. И если договоренность нарушается, то в зоне игры смещается равновесие,  и чтобы  эта ситуация не привела  к хаосу внутри страны необходимо искать новые компромиссы , новую точку равновесия. Проблема состоит в том, то игрок, который пытается решить свои проблемы сейчас за счет других игроков, в будущем навлекает на всех, в том числе и себя будущие системные потери.

В теории игр нет единственно верного способа достичь равновесия, потому что он предполагает значительный комплекс мер и ситуаций при которых может быть осуществлен.
Детально изучая доказательство Нэша, Бабиченко и Рубинштейн смогли доказать, что в целом для игроков не существует гарантированного метода даже приблизиться к равновесию, пока они не раскроют друг другу свои предпочтения. А с увеличением числа игроков, затраты времени, которые потребуются на всю эту коммуникацию, становятся непомерно высоки. Поэтому в политике необходимо рассматривать, как открыто заявленные концепции (программы, обещания) отдельных игроков, так и предполагаемые бонусы.Кажется вполне естественным, даже очевидным, что иногда игрокам для достижения равновесия требуется знать буквально все о ценностях друг друга. Однако новое исследование показывает, что те же ограничения сохраняются даже в том случае, когда игроки заинтересованы в достижении хотя бы приблизительного равновесия по Нэшу. Это важное открытие в отношении применения на практике, где даже исход, приближенный к равновесию, значит немало.
В политике как и в реальной жизни  часто не достигается точка  равновесия, и, по словам Эндрю Макленнана, экономиста из Квинслендского университета, исследователи хорошо об этом осведомлены.

ЕС как надежный советчик.

Новые исследования проводят четкую грань между равновесием Нэша и другим, более общим понятием равновесия, появившемся через 24 года после статьи Нэша. В 1974 году Роберт Ауманн, еще один лауреат Нобелевской премии в области экономики, предложил понятие «коррелированного равновесия», описывающее сценарий, в котором каждый участник игры получает от достоверного посредника (или «коррелирующего устройства») совет для выбора стратегии. Если ни один игрок не получает стимула к отклонению от полученного совета и он уверен в том, что остальные игроки также следуют своим советам, совет посредника создает коррелированное равновесие.
В этих двух примерах каждый игрок точно знает, какой совет от «посредника» получает другой игрок, и этот совет помогает игрокам выбрать, к какому равновесию Нэша они в итоге придут. Ауманн показал, что когда игроки точно не знают, какой совет получают остальные, и им известно только то, что все эти советы связаны друг с другом, ряд коррелированных равновесий может содержать не просто комбинации равновесий Нэша: в него могут входить формы игры, вовсе не являющиеся ими, но иногда приводящие к более продуктивным результатам. Например, в играх, где сотрудничество приносит большую прибыль, чем одиночная игра, посредник иногда вовлекает игроков во взаимодействие, но не раскрывает, какие советы он дает другим игрокам
И даже несмотря на то, что посредник может давать самые разные советы, ряд коррелированных равновесий игры, который представлен набором линейных уравнений и неравенств, проще поддается математической обработке, чем ряд равновесий Нэша. «Если посмотреть на это с другой стороны, то математика предстает намного более красивой», — считает Майерсон.

Майерсон как-то назвал взгляд Нэша на теорию игр «одним из величайших научных прорывов 20 века», однако рассматривает коррелированное равновесие как более естественное понятие, чем равновесие Нэша
подход «минимизации сожалений», суть которого заключается в том, что перед каждым раундом игроки увеличивают возможность использования предложенной стратегии, если они сожалеют, что не использовали ее в прошлом. «Минимизация сожалений — это метод, который в некотором смысле похож на поведение в реальной жизни — мы обращаем внимание на то, что сработало в прошлый раз, и иногда добавляем что-нибудь новое», — делится Рафгарден.

Исследования показали, что при использовании многих способов минимизации сожалений игра в итоге приходит к коррелированному равновесию
Во всех сложных играх, где трудно достичь равновесия Нэша, коррелированное равновесие — это «естественный ведущий кандидат» на роль решения, считает Нисан. И все же быстрое достижение равновесия не подразумевает, что каждый отдельный раунд игры проходит при коррелированном равновесии — это касается только всей истории игры. Рубинштейн пришел к выводу, что минимизация сожалений не всегда является идеальным выбором для разумных игроков в каждом отдельном раунде. Поэтому вопрос «Что будет делать разумный игрок?» так и остается без определенного ответа.